22:54 

ЯНА

Цахис
Одна из причин почему Ян оставался не пойман - это почти полное отсутствие стремления разбогатеть. Так, например, если бы Ян попытался сбыть свою украденную платину, то на его след немедленно вышли следователи. Яну же ни столько была интересна цель кражи, сколько сам процесс ее осуществления, поэтому добравшись до своего чердака, он аккуратно спрятал свою добычу в тайнике и навсегда забыл о ней через несколько минут. Однако, нашумевшее в местной прессе дело не было забыто правоохранительными органами, тем более преступление сопровождалось убийством. Ведущие детективы города бились об казенные стены днями и ночами, пытаясь разгадать, куда же этот неуловимый городской ниндзя отправится в следующий раз, но никакой системы у Яна не было, его действия были непредсказуемы и человеческой логике не поддавались. Следователям оставалось надеяться только на удачу.

Разумеется, чтобы выжить в центре старого города, Яну нужны были наличные деньги и изредка, ни чаще чем раз в год, он делал свои "денежные" вылазки, стараясь завладеть как можно большей суммой. При этом Ян избегал банки. В те времена зарплату выплачивали в основном наличными купюрами и свои налеты Ян совершал в основном на индустриальные предприятия с несколькими тысячами рабочих. Слухи о подобных происшествиях давно облетели весь город, и к этим кражам директора заводов относились спокойно, воспринимая их как редкое, но неизбежное стихийное бедствие. С годами и доблестная городская милиция перестала стараться выйти на след неуловимого сверхвора, уголовные дела закрывались за отсутствием улик, а следователи, кусая губы, надеялись на то, что Ян рано или поздно проколется, ведь они знали, что даже самый опасный и расчетливый маньяк со временем в итоге ошибается и выдает себя.

Однажды Ян сидел на крыше и, положив руки за голову, изучал звездное небо. Как хотелось ему сейчас взлететь кометой навстречу космосу и унестись в другие галактики. Кварталы старого города ему достаточно наскучили, он хорошо тут устроился, у Яна не было кричащего на ухо начальника, ему не надо было вставать в 7 утра под писк требовательного будильника, не надо было и сидеть целый день на пролет в пыльном офисе - он жил в свое удовольствие. Ян идеально приспособился к окружающей его действительности и это приносило свои плоды. Иными словами Ян был доволен жизнью, ему было не к чему больше стремиться и, соответственно, постепенно скука одолевала его со всех сторон. Ян знал, что все в этом городке он может так или иначе получить в свою собственность. Ну что ж, смотря на звезды, Ян решил сделать то, что давно уже планировал, Ян решил совершить самую громкую кражу, где он сможет на полную мощность использовать все свое воровское мастерство.

Для сего дела Ян купил на стоянке подержанных автомобилей старый поржавевший миниван, который не всегда заводился с первого раза, но вполне подходил для предстоящей затеи. Ян мог бы его и украсть, но нельзя было рисковать в этот момент, к тому же денег у него было предостаточно. Собрав небольшой рюкзак, Ян отправился на своем скрипящем автомобиле за город. Солнце село за горизонт и проложенная вдоль леса дорога погрузилась в сумерки. Ян внимательно изучал карту, пытаясь запомнить ее наизусть, ведь в темноте за городом сориентироваться в незнакомой местности не так уж и легко. Наконец Ян добрался до покосившегося дорожного знака. Он был тут несколько дней назад, тщательно продумывая, как проникнуть в хорошо охраняемую виллу одного из богатейших магнатов старого города. Вокруг было тихо, лишь соревнующиеся друг с другом сверчки наполняли ночной лес своей монотонной песней. Ян открыл багажник минивана. Все было готово: спальный мешок, несколько рулонов изоляционной ленты, прибор ночного видения, современный спортивный арбалет, колчан со стрелами, упаковка динамита с длинным бикфордовым шнуром, баллончик с усыпляющим морфием, и даже два небольших импровизированных копыта, выкованных из черного свинца, которые Ян приспособил к своим подошвам, чтобы не оставлять следов на влажной лесной почве. Ян посмотрел на проступавшие сквозь косматые тучи звезды, скоро будет дождь. Пора начинать.

Бежать сквозь ночной сосновый лес в железных копытах было не так уж легко, но Ян долго тренировал подобные пробежки по парку. Он знал никакое ответственное дело нельзя начинать без тщательной предварительной подготовки. Все его кражи были отрепетированы и рассчитаны до секунды. В копытах, с черным капюшоном на голове, громоздким прибором ночного видения на лице, с арбалетом в руках Ян представлял странное зрелище, поэтому, рассматривая в темноте причудливый силуэт, питбуль даже не решился громко залаять, а лишь удивленно повернул голову набок. Ян тоже заметил его, пес успел лишь жалостливо визгнуть, когда стальная стрела бесшумно проткнула его пятнистое тело насквозь и пригвоздила к старому трухлявому пню. Вокруг вилы не было забора, хозяева полагались на рыскающих по лесу пару десятков натренированных бойцовских собак, именно они больше всего беспокоили Яна. Нельзя было подымать шум раньше времени. Оставив после себя несколько еще горячих мускулистых собачьих трупов, Ян вышел на опушку леса, перед ним красовался аляповатый, но внушительный особняк. Из окон слышна была громкая музыка, веселье было в самом разгаре.

Теперь нужно проникнуть в дом. Ян не знал расположения помещений здания и пришлось брать виллу штурмом через главный вход. Ян закрепил вокруг ствола бикфордов шнур и, пробежав мимо крутящихся камер, прижался к стене. Глухо завибрировала спущенная тетива и сразу послышался жалобный собачий визг. Ян закрепил динамитную шашку на опорной стене, зарядил очередную стрелу и засеменил по направлению к парадной лестнице. Он решил идти напролом. Двигаться на металлических копытах было не очень удобно, приходилось сильно раскачиваться из стороны в сторону, но Ян уже освоился с этим способом передвижения. Как он и ожидал, охрана к 3 часам ночи была уже изрядно выпившая. Тучные мужички удивленно уставились на появившегося из темноты незнакомца с лицом, спрятанным под черным, как у Смерти, капюшоном.

- Вам кого?.. - один из охранников задал несуразный вопрос. Больше он ничего не мог произнести, а лишь удивлено булькал кровавыми пузырями, лопающимися на побледневших губах. В горле у него торчала черная стальная стрела. Другой охранник бросился вытаскивать из кобуры пистолет, при этом в панике упал со стула на пол. Подняв глаза, он увидел перед собой покрытые грязью металлические копыта. В ужасе охранник попятился назад, бормоча себе под нос:
- Нет, это мне все кажется...

Ян, не спеша, можно сказать, даже подчеркнуто медленно, вытащил из-за спины стрелу. Хлопок тетивы, и стрела прошила насквозь карабкающегося на четвереньках полного мужичка. Обливаясь кровью, он продолжал ползти прочь. Ян подошел к нему вплотную и выстрелил в него еще раз, на этот раз прямо в спину, пронзив бьющееся в паническом страхе сердце. Проход был свободен, и Ян поднялся на второй этаж в спальные комнаты. Как он ожидал, через несколько минут снизу послышались панические крики. Музыку выключили, и тишину наполнили чьи-то возгласы вперемежку с шуршащими по паркету торопливыми шагами. Ян вошел в комнату, которая наиболее напоминала спальню хозяев. Спрятаться он решил банально в шкафу, закрыв перед собой деревянные створки. Не успел, он расположится в своем новом убежище, как в спальню ворвался мужчина с двумя девушками.

- Сидите здесь! - раздраженно приказал он и торопливо скрылся в коридоре. Девушки, одетые в обтягивающие платья , громко и взволновано дышали. Возможно среди них не было, той которая нужна Яну. Элемент риска был больше, чем сверхвор позволял себе в подобных случаях, но и дело было незаурядное. Выхода не было, и Ян решил действовать. Резко, выпрыгнув из шкафа, он бросился по направлению к изящным молодым силуэтам. Схватив одну девушку за волосы, он запрокинул ей лицо. В пространство потревоженной спальни впился оглушительный вопль. Не та. Другая девушка бросилась со всех ног к выходу. Ян успел перехватить ее и развернул к себе. Вот кого он искал. Удача, наконец, улыбнулась ему. В лицо ему вонзился алый маникюр, оставив глубокие царапины на щеке. Нельзя было терять ни секунды, и вместе со своей добычей Ян выбросился из окна второго этажа. В след им посыпались острые осколки разбитого стекла. Приземлился он удачно и сразу устремился в спасительный ночной лес. Сзади слышались чьи-то крики. Ян бросил брыкающуюся жертву на сырую землю и в спешке зажигалкой поджог бикфордов шнур. Затем, вытащив рулон липкой ленты, он ловко скрутил обезумевшую от ужаса, изумительно красивую девушку. Взрыв был громче, чем Ян ожидал. Убедившись, что никого поблизости нет, он торопливо углубился в лес со стонущей ношей на своих плечах. Погони не было.

Рассвет Ян встретил в своем убежище. Под крышей привычно ворковали голуби, а сквозь дыры в потолке пробивались первые утренние лучи. В просторном чердаке, как всегда, царил типичный для абандона беспорядок: стены подпирали книжные полки, оставшиеся от прежних хозяев, которые не решились забрать с собой несколько сотен пожелтевших от старости сочинений всемирных классиков. Ян частенько листал их перед сном. На потрескавшейся стене мелькало яркое аниме - плод цифрового проектора, который наполнял воздух шумом приходящего в негодность вентилятора. По полу была разбросана многочисленная одежда Яна. Он не любил складывать свои преимущественно черного цвета вещи в шкаф, а предпочитал, чтобы они всегда лежали на виду, что облегчало ему выбор и доступность своего гардероба. Посреди этого холостяцкого беспорядка красовалось последнее слово в компьютерной технике толстый нотбук Алиенваре, и, соответственно, множество спутанных проводов, расползающихся по всей комнате переплетающими черными щупальцами. Но сегодня повседневная гармония кибер беспорядка была нарушена, лежащей посреди неубранной кровати девушкой. Ян сидел в углу и вот уже почти час любовался ее изящным длинноногим телом, каштановыми слегка вьющимися волосами, которые рассыпавшись веером по подушке, доставали девушке до пояснице, и, конечно же, этими бездонными голубыми глазами. Когда Ян встречался с ней взглядом, то ему казалось, что время на секунду останавливается, а затем начинает вести обратный отсчет: птицы начинают лететь хвостом вперед, прохожие идти спиной, а солнце садиться на востоке. Коричневое вечернее платье девушки было в нескольких местах порвано, гибкие, как лебединые шеи, руки были покрыты ссадинами и царапинами, следами ночного бегства. Девушка, как и остальные предметы, похищенные Яном, находилось теперь в его полной собственности, но никакое предыдущие приобретения сверхвора не радовало его, как новая добыча.

Девушка очнулась от усыпляющей дозы эфира, голова ее еще изрядно раскалывалась и радужные очертания предметов троились в глазах. Она молчала и Ян тоже молчал. Ему нечего было сказать, вот уже несколько лет со смерти матери он не произносил ни слова. Ян знал, что надо что-то произнести, но подходящих слов не было. Наконец он выдавил из себя два слова:

- Я вампир!

Произнес это он громко, слегка заикаясь, как будто старые ржавые шестеренки снова пришли в движение. Почему Ян так сказал, он сам не до конца понял. Наверное хотел представиться. А может быть он просто хотел рассказать о своем ощущении в этом обществе. Ведь ,как и граф Дракула, Ян жил непринятый людьми и в постоянной конфронтации с ними. Прохожих он сторонился, но в тоже время осознавал свою сверхсилу над ними, которая заключалась ни в чем ином, как в крепости его мышц, умении быстро залазить на крышу многоэтажного дома, перепрыгивая с балкона на балкон, а так же в доскональном знании городской канализации. Несмотря на то, что все по отдельности эти умения ничего из себя особенного не представляли, Ян упивался своей способности достать все, что он хотел, как бы хорошо это сокровище не было спрятано, и сейчас, смотря на лежащую посреди его убежища девушку, Ян в очередной раз доказал себе, что никакие стены и охрана не в силах остановить, его городского вампира, живущего за счет других. Девушка ничего не отвечала, а лишь лежала и смотрела в одну точку. Ян улыбнулся и выскользнул в коридор, заперев за собой стальную дверь. Выбраться из его логова было невозможно, зарешеченные старой кованной решеткой окна надежно пресекали любые попытки побега из заброшенного чердака, а дырки в крыши были еще недостаточно широки для человеческого тела.

Не теряя времени, Ян вышел на оживленную улицу. В спешке перебежав дорогу под звуки трамвайного звонка, он прямиком направился в ближайший продовольственный магазин, и начал выбирать продукты, которые, по его мнению, оценила бы его гостья. Именно в таком ключе относился Ян сейчас к своей добыче. Купив упаковку яиц, банку шпротов, треугольную пачку кефира, а так же связку бананов, сырки в шоколаде, вафли, миникрюасаны, две бутылки боржоми, салат оливье и бутылку Хоугардена для себя, Ян с полным пакетом в руках отправился домой. Он радостно, почти вприпрыжку, поднялся на свой этаж, повернул свой многогранный ключ в массивном засове и со скрипом открыл тяжелую дверь.

С грохотом сильный удар врезался в стену, оглушив Яна. Цементная пыль на миг зависла в воздухе перед тем, как заклубиться на лестничной клетке. Ян, повинуясь инстинктам, бросился на пол, на секунду опередив вторую пулю. Сквозь дымку в дверном проеме он смог рассмотреть силуэт девушки. Она прищуривалась, сжимая двумя руками блестящий Магнум и широко расставив свои длинные изящные ноги. Из брошенного на ступеньки пакета медленно вытекал яичный желток. Ян кусал губы, прижавшись грудью к холодному полу. Как он мог допустить такую оплошность! Морщась от досады, Ян отпрянул вглубь подъезда и взглянул сквозь грязное окно на улицу. Снизу смотрели наверх прохожие, разбуженные выстрелами от своей повседневной суеты. Вдали послышался вой приближающейся полицейской сирены. Надо бежать! И Ян устремился вниз по лестнице.


Через несколько минут на брошенный на ступеньки пакет с продуктами наступали один за другим казенные черные ботинки, смешивая остатки яиц с выдавленным из сплющенной пачки кефиром. У дверей в логовище Яна стояли спецназовцы, отражая блеклый солнечный свет своими темными матовыми касками. Один из них осторожно высунул за дверной каркас зеркало и засек через него местоположение вооруженной девушки.

- Бросайте оружие и выходите с поднятыми руками! Это полиция! Повторяю! Бросайте оружие или мы откроем огонь на поражение!

Пистолет с грохотом рухнул на паркет. На всякий случай спецназовцы выстрелили газовой шашкой в помещение. Отовсюду повалил едкий дым, и послышался хриплый кашель. Черные силуэты солдат торопливо ворвались в комнату. Лазерные прицелы прорезали постепенно испаряющийся газ, сквозь остатки которого полицейские заметили скорчившуюся на полу девушку.

- Начальник! Не поверишь, мы нашли объект!.. Да!
- Он должен быть где-то по близости. Не мог далеко уйти... Ядрена вошь! Да вы только посмотрите! Пчелка потрудилась на славу, добра сколько тут припрятано... Денег мешки мусорные! Твою дивизию!
- Да следователи уже в пути, похоже со старых папок сегодня стряхнут пыль,.. а девушку доставляем в отделение. Да как можно быстрее... Ничего себе какая красава. Рысь просто!
- Мать твою за ногу!
- Да я бы ее точно оприходывал!
- Так отставить разговорчики и заняться делом. Сейчас приедут серые. Они и займуться объектом, а вы обыщите подъезд и вообще все здание. Сейчас заодно и сорванца этого сдадим. Где его носит нечистая...
- Вы уж извините лимузин подать не успели, но вы присаживайтесь! Муженек уже ваш в отделении ждет с нетерпением. Пару бумажек оформим и глазом не успеете моргнуть, как будете дома.
- Эх тяжелая ночка была у нее. Смотри как исцарапана!
- Думаешь он ее того?
- А как же... отодрал по первое! Ниче ваще так телочка!
- Неа... задница узкая, я люблю чердак помассивнее, мясца чуть-чуть не помешало бы.
- Все ему не так... Останови тут, возмем пивца на дорожку.
- Возьми Крушовицы темной, а если не будет то не знаю... семерочку что ли.
- Слушай, умник! Пошли вместе, вот и выберешь, а то опять носом крутить ночнешь.
- Ебаныврот! Ниче сам сделать не можешь.

Голоса стихли, а потом хлопнула дверь и машина поехала дальше. Девушка лежала сжавшись в комочек на заднем сиденьи полицейской машины. Ну слава богу замолчали, как надоели эти дебильные комментарии, но сил что-то сказать им в ответ у нее не было. Девушке было холодно, мурашки ползли по ее обмякшим рукам. Наконец машина остановилась, ехала она кстати довольно долго, а до полицейского участка было рукой подать. Дверь открылась и навстречу бездонным голубым глазам развернулся во всей своей красе городской пустырь со следами давно заброшенной стройки.

- Выходи! Приехали! - что-то знакомое было в этом шершавом голосе.

Перед уставшей девушкой, вытянувшсь во весь рост, стоял Ян, пряча свое лицо под нависшим, как у Смерти, капюшоне. Девушка отпрянула назад в машину, но Ян схватил ее за лодыжки и вытащил наружу. Под крики протеста он сковал тонкие запястья найденными в бардачке наручниками, взвалил женское тело себе на плечи и пошел прочь от брошенной полицейской машины.

Девушку звали Яна. Сопротивляться не было больше сил, да и нужно ли сопротивляться вообще, когда волна обстоятельств Большой Кахуной несло ее хрупкое тело вперед сквозь пелену времени? Яна отпустила уздечку, и понеслась вниз по течению навстречу водопаду наслаждения. Переплетение рук, ног, губ заставили забыть об изнурительной битве за свою свободу. Яна сдалась, Яна устала, и теперь ей было хорошо, как никогда. Над головой горела тусклая заляпанная телами сгоревших мотыльков лампочка, в желтые грязные стены впивались пожелтевшие водопроводные трубы, а над головой шумел Старый Город. Яна посмотрела в миндальные глаза своего похитителя, они были переполнены нежности и любовью. Яна вздохнула и закрыла глаза, здесь в недрах водопроводного лабиринта, спрятанная от всего мира она была счастлива, и единственное ее беспокойство заключалось в том, что ее не похитили раньше. Целые годы ушли зря, все эти поиски социального соответствия и удовлетворения мнения окружающих шли в ущерб собственному счастью. А ведь все что Яне надо было сделать это убежать от всех и растворится в бесконечном космическом наслаждении. Похищенная она наконец почувствовала себя свободной. Ян тоже был счастлив впервые за всю свою жизнь. Он знал, что шел к этому моменту со дня своего появления на свет, ему не было жалко всех накопленных богатств, не было жалко своего идеального убежища, он бы все отдал, чтобы смотреть, как эти каштановые волосы льются густыми прядями сквозь его пальцы.

URL
   

Жнецы Гавааха

главная