06:16 

ВОЗВРАЩЕНИЕ СИНСЕЯ

Цахис
- Я хочу вам рассказать одну историю. Садитесь все поближе. Внутрь доджо. Я что неясно сказал. Внутрь. Вы должны понять, что сейчас в этом зале мы должны быть все за одно, должны быть все вместе. Ведь мы преследуем одну общую цель и только благодаря совместным усилиям, мы сможем ее добиться. А поодиночке ничего не выйдет, одному очень трудно. Поверьте моему опыту, каким бы ты хорошим не был одному ничего никогда не добиться. Поэтому я хочу, чтобы у вас развилось мышление стаи. Все, как одно целое… Так вот, о чем я говорил. Ох, тяжело возвращаться домой. Здравствуй Мигель, я знаю, я виноват перед тобой, я оставил тебя одного на многие годы. Я вернулся и сейчас будет все по-другому... Все же я хотел вам рассказать одну историю. Как-то в Лондоне я выступал против одного борца. Кажись, он был из Швейцарии. Тяжелый был бой,.. кошачий,.. бой захватов. А в Лондоне места было очень мало в зале. Судьи сидели прямо на границе доджо. Особо не разгонишься. Не так как сейчас, кидай и можно лететь аж до самого горизонта. В общем, не разбежишься особо. Шаг и сразу стулья жюри. А этот швейцарец заступил, я четко видел и я удивился… и застыл… Ваааазззаааа... и сразу бросок. Я распластался на полу. Как же так, он же заступил. Подхожу к судье, Фергунсон его звали. Много этот старик повидал ипонов, да и сам провел не мало… Так о чем это я. Ах, да. Подхожу к судье и говорю, мол заступил он сука, за границу доджо. А он мне отвечает: «Да, заступил за границу, чтобы бросить тебя». И пятьсот зрителей заливаются смехом. Вы представляете, что это такое встать после броска, навстречу смеху пятистам людей. Это значит только одно – проигрыш. Я проиграл в тот вечер. Давно это было. Не знаю, что вы взяли из этой истории, даже не знаю зачем я ее рассказал, но это история о победе и поражении, это о дзюдо и вам полезно ее знать. Всем построиться!

Когда Ян сидел на прикрученной ржавыми шурупами твердой скамье, ему почему-то всегда становилось нестерпимо холодно, особенно если его окружали безмолвные цементные стены. Тогда он аккуратно ставил голую пятку на пыльный пол, а затем не спеша опускал всю ступню, пока она не сливалась намертво с ледяным камнем. Теперь вторую ногу. О боже, как холодно, а теперь встать и распрямиться. Кажется, комок льда бежит вверх по икрам и через позвоночник впивается в мозг. Все, теперь Ян соединился со зданием. Он чувствовал каждый шорох, гул голосов стал отчетливым, и, казалось, Ян мог разобрать отрывки фраз, брошенных через несколько рядов плотных каменных стен. Ян покрепче затянул темный пояс и вразвалку пошел к дверному проему. Этот путь он уже повторял много раз, Ян знал, что впереди его ждет бой и не один. Вот он толкнул массивную дверь и вместе с потоком света в лицо ударил шум голосов. Людей было мало, но это ничего не меняло. Соревнования были в самом разгаре. Малочисленные болельщики с интересом смотрели на сцепившихся парней. Один был в белом кимоно, другой в синем, неподалеку оживленно двигался приставным шагом рефери, а на деревянных стульях сидело строгое жюри. Ян знал, что там где-то по близости разминается его соперник, но Ян не хотел встречаться с ним глазами. Сердце бешено колотилось, так случалось всегда и это очень сильно мешало. Надо было успокоиться. Ян сделал несколько глубоких равномерных вдохов и выдохов.

ТАЙ-ОТОШИ

- Не старайся так сильно. Ты слишком много думаешь о победе! Забудь про победу, расслабься полностью. Руки не должны быть напряжены, пускай болтаются как канаты, а вот кисти сожми, как будто это крепкие стальные крюки. Помни, реальное мастерство проявляется без усилия. Будь легок, расслаблен, четок. Растворись в воздухе и стань космосом. Когда ты поймешь что ты ничто, ты станешь всем. Только тогда ты сможешь превратить легкость в твердость, слабость в силу, мечту в реальность...

УЧИ-МАТА

- Посмотри на свое тело, ты знаешь, что там внутри, там внутри целая вселенная. Твое тело это ее модель - микрокосмос. Поэтому чтобы познать дзюдо, тебе надо познать свое тело. Все в нем должно быт сбалансировано. Ноги двигаются в зависимости от рук, голова не заваливается и ровно держи спину, нарушение баланса это твоя слабость, которой сразу воспользуется противник, ведь он, как и ты, хочет победить...

САЕ-НАГИ

- Зачем ты здесь? Ведь я не учу тебя драться, ты здесь, чтобы научится жить. Не надо ухмыляться. Ты ведь думаешь, что ты умеешь уже жить,.. умеешь стоять, сидеть, бежать, падать. Может ты умеешь дышать? Посмотри, как ты дышишь? Беспорядочно, как запыхавшийся щенок. Ничего у тебя не выйдет, пока ты не научишься дышать, ничего не добьешься, пока не научишься жить. Все начинается в этом мире с дыхания. Появляясь из утробы матери, первое, что ты делаешь , это вдох. Короткий и жадный. Резко вдохни воздух, не затягивай со вздохом, а теперь резко выдохни. Еще выдыхай. И еще. Выпусти все что осталось, пока в глазах не пойдут круги. А теперь опять резко вдохни. Раз вдох, раз два три выдох. Держи ритм. Дышать ты должен, как машина. Равномерно как выезжающий из тоннеля поезд. Тело это твой механизм и если этот механизм работает с перебоями, неравномерно, то он скоро станет заедать и поломается. Равномерно дыши, а теперь "Хиииииииииич!" Резкий выдох. Вот так, молодец. Ты выпускаешь энергию во время броска. Бросок это атака, это негатив, и с выдохом ты выбрасываешь весь негатив из своего организма в своего соперника. С выдохом ты выбрасываешь энергию. А контроль над энергией это и есть то, чему ты здесь учишься.

О-ГУРУМА

- Ты падаешь, торопишься. Знаешь почему? В тебе нет идеи. Ты не знаешь, зачем тебе все надо. Двигаешься хорошо, технику знаешь, а толку мало. Потому что не понимаешь, зачем ты это все делаешь. Мало правильно повернуться, мало выдохнуть во время. Надо еще понять, зачем выдыхать вообще. Ведь можно и на диване сидеть, телевизор смотреть без суеты этой, а ты тут кряхтишь, кости ломаешь. Зачем? В форме себя поддерживать, тогда это не ко мне. Да и сам знаешь, что не за формой ты сюда пришел. Ты тут потому, что хочешь рассекать волны во время бури, ты здесь, чтобы не сломаться, когда жизнь скрутит тебя питоньими кольцами. Ты тут чтобы сражаться и побеждать. И для этого первого, кого тебя надо победить, это самого себя. Справься со своим страхом с эго, оно тебе, конечно, будет помогать какое-то время, но потом ты достигнешь предела, а чтобы через него перейти надо победит своего его, растоптать его и тогда ты будешь готов к жизни, и делать тебе будет здесь нечего. Вот это дверь, через которую ты когда то выйдешь и никогда сюда больше не вернешься, потому что у тебя будет свой Путь - дорога к победе, в конце которой ты придешь к Творцу и скажешь: «Открывайте ворота, я пришел!» Вот в чем твоя идея, помни о ней каждый раз, когда выдыхаешь "Хииииииич!"

Ян переступил бардовую границу доджо и пошел к своему сопернику. Одна за другой теплые волны спокойствия опускались вниз на его плечи. Ян не знал, откуда они взялись, сердце стало биться равномерно, шаг стал тверже, а уверенный в победе взгляд был устремлен за горизонт. Ян смотрел сквозь соперника, сквозь судью. "Хаджиме". Судья ловко отпрыгнул в сторону, и парень в синем кимоно быстрыми шагами начал приближаться к Яну. Он деловито схватил Яна и попытался бросить его через бедро. Он торопился, тяжело дышал и очень старался. Ян же закрыл свои глаза и почувствовал дрожащую хватку своего противника. Мышцы зажили самостоятельной жизнью. Голая ступня пружинисто поднялась в воздух и мягко опустилась на доджо, затем ещё толчок и тело Яна оторвалось от пола. Время застыло, Ян как в невесомости медленно повернулся в полете, на его спину навалился обмякший противник. Мгновение и Ян открыл глаза, под ним был ошеломленный парень, чью руку Ян сжимал в доведенном до автоматизма заломе.

Этот момент надолго остался в памяти Яна, и каждый раз всплывал в калейдоскопе предсмертных воспоминаний. Прошло несколько лет и дзюдо стало ярким впечатлением, проведенного на городском асфальте детства, оставив после себя томную боль переломанных костей, которая напоминала о себе каждый раз во время грозы. Но вместе с болью, остались и красные пружины мышц и, конечно, навык боя. Ян не боялся людей, и, шагая по темным переулкам старого города, его сердце ни разу не вздрогнуло, когда он чувствовал приближение незнакомцев.

Как и следовало ожидать, Ян стал вором. Он не был карманником, домушником, мелким мошенником, он был настоящим Вором. Смысл этого слова уже давно потерян для наших современников. Ян же стал тем, для кого не существовало никаких преград. Никакие решетки и замки не могли остановить его. У бегущих по его следу ищейках оставалось впечатление, что Ян может магическим способом проникать сквозь стены. Его долго искали, но ни один сыщик не смог подобраться даже близко к его аресту. На него пытались выйти через местных криминальных авторитетов, но ни у кого не укладывалось в голове, что Ян всегда работал один.

ТОМОНАГЕ

Был ли Ян преступником? Несомненно, Ян постоянно переступал через закон, не просто переступал, а в буквальном смысле вытирал об него ноги. Но его преступления никогда не были направлены против слабых, Ян не искал легкой добычи и поэтому старался воровать в основном только у государства или же у приближенных к нему личностей. Для Яна воровство у государства было прежде всего вызовом системе. Он был не согласен и считал себя обделенным и поэтому никогда не испытывал угрызений совести по поводу воровства того, чем его обделили. В своем роде Ян напоминал городскую крысу, ворующую из мусорки остатки пищи. Ян приспособился к жизни в цементных джунглях и представлял из себя, что-то вроде нового звена человеческой эволюции. Размах его действий был воистину ошеломляющий, например Ян мог вычистить всю зарплату тракторного завода из бронированного грузовика. Вычислив постоянное место стоянки инкассаторов, Ян сумел пробраться под днище машины через канализационный люк, и забрать несколько мешков наличных денег, оставив только аккуратно вырезанную дыру в салоне. Учитывая, что тракторный завод секретно занимался производством и экспортом последних моделей танков Т-90, то сумма, оказавшаяся в руках Яна, была более чем внушительной. Правоохранительные органы даже представить не могли, что имеют дело с одним независимым человеком, и пытались найти хорошо скоординированную группировку оппозиционных государству сил. И они были на ошибочном пути. Ян же жил по соседству с голубями на чердаке полузаброшенного особняка, где под дырявой крышей в стенном разломе Ян с детства хранил свои сокровища. Конечно не все всегда было гладко, ведь одно преступление ведет к другому, и Яну приходилось убивать тех, кто оказался у него на пути. Делал Ян это четко, резкими отработанными движениями, но в тоже время брезгливо, всеми силами стараясь избежать подобных ситуаций. Первое свое убийство он сделал на территории Политехнического Университета, откуда он умудрился похитить несколько килограмм платины, используемой как напыления на солнечных батареях для космических станций. Проникнуть через зарешеченную кондиционерную вытяжку к месту драгоценного сокровища для Яна не составило большого труда, а вот на обратном пути Ян к своему сожалению столкнулся с престарелым сторожем, который, исполняя служебный долг, бросился за ним вдогонку. Яну тяжело бело бежать с мешком, наполненным драгоценным металлом за спиной, но и бросать добычу не хотелось. Когда Ян почувствовал, что сторож уже почти догнал его, он резко развернулся, схватил своего преследователя и, упав на спину, кинул его через ногу классическим дзюдоистским приемом. Сделал это Ян на краю обрыва у подножья, которого были складированы огромные бетонные трубы. Ян проводил взглядом безмолвно исчезающее в пропасти тело, через мгновение послушался глухой удар и сухой хруст. И тишина. Ян знал, что сторож был мертв. Ни секунды не мешкая, Ян схватил наполненную платиной сумку и бесшумными торопливыми шагами посеменил в темноту городских кварталов. По дороге он услышал странный шорох и обернулся. В грязно-зеленом мусорном баке копался сгорбленный бомж, который тоже заметил Яна и поманил его пальцем. Ян хотел было продолжить свой маршрут, но замер, что-то до боли знакомое было в этом бездомном. В перечерченном шрамом лице Ян узнал своего бывшего тренера. Он сильно изменился за это время, в ушах на подобии сережек были вбиты ржавые гвозди, казалось, черная кровь на них еще не успела засохнуть. Волосы бомжа сплелись в дреды, и тем самым тренер напоминал Яну никого иного, как эфиопского жреца всемогущего Джа.

- Здравствуй, Ян! Теперь ты прошел последний экзамен, теперь ты выучил свой последний урок, теперь ты знаешь, кто я! - зловеще прошипел бывший тренер и встал. Из его висков свисали вниз шевелящиеся отростки. Ян оглянулся по сторонам, там, в черных углах, копошились скользкие змеи. Тренер молча развернулся и, раскачиваясь из стороны в сторону, под цокот своих копыт начал удаляться прочь.

URL
   

Жнецы Гавааха

главная